Разные стихотворения, А. «Борисыч» Березин

В жизни так нужна улыбка,
Смех и Солнце,
Дружба и Тепло,
Остальное — лишь ошибка,
Объективности стекло.
Суеты и безнадежья
Ежедневные потери,
Бесконечные тревоги
О еде и о квартире,
Помогали грекам Боги,
Сумма катетов в квадрате,
Есть квадрат гипотенузы,
Шар обычно катит в лузу —
Это Бродский говорил.
Архимед «закон» открыл
Жил он где-то в Сиракузах
Был он греком толстопузым.
Пообедав, спать любил.

13.10.1998

***

Банально? — Да,
Вот дождь стучит по крыше,
Ни чуточки не мокро от дождя
Пожалуй, не совсем я лишний
На этом свете, — здесь мои друзья
И пусть порой бывает одиноко — считаю дни,
Хотя у праздника нет срока. Есть дом,
Там Леночка и Дуся*
Осталось написать «вернуся»
И начАвшись банальностью конец
Стихотворенья, стал бы полностью похожим,
А по брезенту крыши моросит
Скоропостижный одинокий дождик.

*Дуся — наша сука-собака (Автор)

Ольвия-палатка-лето’98

***

Ах, Ольвия!
Ты жизнь моя вторая.
Ах, Ольвия!
Старинный древний град.
Календаря листки не отрывая
Я здесь живу,
Не думая,
Пусть жизнь готовит мат,
Но в шахматы еще с ней поиграю,
Там, правда, не берут ходов назад.
Ну, что ж, а мне назад не надо,
А радостного много впереди
Вот Ольвия моя, моя награда,
Я перейду от шахмат к домино,
Костяшки попереставляю,
А эта жизнь — лишь черно-белое кино
Серьезно относиться к ней смешно
Поэтому я дурака валяю.

Лето-осень ’98

***

Стихотворение написано на берегу лимана, древнем Ольвийском берегу.
На следующий день нам предстояло покинуть этот берег.
(Первое стихотворение Александра Березина — Борисыча — поэта милостью Махмудовны)

Ну вот и все,
Нас не сожрали мухи
И про жару, как выяснилось, слухи.
Эллады Боги, скифов духи
Пускай хранят нас.
В будущем году
Я к ним обратно радостный приеду
Забыв на время суету Москвы.
Две тыщи лет назад
Сюда пристали вы,
Эллады древней воины отваги…
Держу в руках я этот лист бумаги
И думаю. Ни колдуны, ни маги
Такого волшебства не создадут,
И целый год придется ждать минут,
Когда по кругу ковш вина пойдет.
И покурить оставит мне Ольвийский брат.
(Хоть никотин, конечно, яд, и говорят
на вкус противна соль)
Здесь, в Ольвии, не вреден алкоголь,
Здесь, в Ольвии, у братского ковша
Как будто появляется душа,
И остается братское тепло,
И жизнь так хороша.

Конец июля 97 года.

***

Ах, Ольвия!
Старинный древний град,
Здесь жизнь была 2000 лет назад,
Парутинских здесь не стояло хат,
Но «Дионисий» был, и греческий солдат,
Или моряк сюда зашел
Пивка попить, и сел за стол,
(Столы тогда еще здесь были)
Он был там не один,
Они там пили, пили,
(А корабли уже уплыли),
И надо было как-то жить.
И если греки их забыли,
Пришлось со скифами дружить…

Лето ’98

Пришлось со скифами дружить…
Хотя хотелось им уплыть,
Но вплавь до Греции не близко,
Культура не давала низко
Упасть. Торговля, храмы, алтари,
Труд от зари и до зари,
Рассвет, достаток, безмятежность,
Детеныши, Любовь и Нежность.
Но, — на тебе — приперлись геты —
Дикой народ. И наперекосяк
Пошла у греков жизнь.
Они в развитии застыли,
Потом их римляне немного придушили,
Давно все это было…
Они здесь больше не живут,
И лишь развалины застыли,
Но археологи их не забыли,
Поэтому и мы сегодня тут.

P.S. А, может быть, еще не вечер,
И это — место нашей встречи
С их кораблями,
Если приплывут.

Лето ’99

***

Махмудовне — Светлане
(у поезда — экспромт)

Я третий день в Москве,
И ощущение потери не оставляет
Становится понятно тут
Что каждый — клоун или шут,
Здесь люди просто не «живут»,
А жизнь осталась там
На берегу лимана.
Там место есть стихам,
И продолжению романа,
Пусть будет хорошо тебе, Светлана,

Я сбился с ритма, рифму бороздя,
А пешка превращается в ферзя,
Пусть превращается.
А нам не то, чтобы нельзя,
А просто незачем,
И надо проще жить,
Легко, скользя.

Август ’98

***

Ольвия — Дом,
Как бы общая крыша,
Дом для людей с чистым сердцем,
Способных влюбиться,
Тех, кто способен друг друга услышать,
Тех, кто заставит все мелкое посторониться,
Ольвия — Вечность,
В раскопе читаем страницы.
Ольвия — Юность, Мечта, загорелые лица,
Ольвия, здравствуй! Мы здесь.
Мы пришли помолиться,
Жертвенник, звезды, лиман,
Наш костер загорится.
Хочется жить.
Понял я, почему нам не спится,
Хочется жить.
Видеть сны наяву.
Хочется не торопиться.
Только не спать. Ощущение жизни сильней,
Нет, не стала в лимане вода солоней
Будто и не было долгих томительных дней
Ольвия с нами!
И мы всегда с ней.

Открытие сезона ’98. Июль