Крыжицкий С.Д., Крапивина В.В. “Четверть века раскопок Ольвии”

Статья опубликована в журнале “Летопись Причерноморья. Археология, история, нумизматика…”, № 1, Херсон, 1999.

Ольвия была основана греческими переселенцами из г. Милета (Малая Азия) во второй четверти VI в. до н.э. на правом берегу Бугского лимана и просуществовала около тысячи лет – до 70-х годов IV в.н.э. Она являлась одним из четырех наиболее крупных античных государств Северного Причерноморья и сыграла огромную роль в истории региона.

На протяжении всей своей истории Ольвия была тесно связана с античным миром. В V в. до н.э. ее, вероятно, посетил Геродот, а в конце I в.н.э. – Дион Хрисостом. Ольвию упоминают многие античные авторы. Она входила в Афинский морской союз, подвергалась осаде войск Александра Македонского во главе с полководцем Зопирионом, входила в состав провинции Римской империи. Кроме того, Ольвия оказывала большое культурное влияние на окружающий варварский мир – скифов, сарматов, носителей черняховской культуры. Однако, для процесса научного познания важность изучения Ольвии определяется прежде всего высокой степенью сохранности ее греческих слоев. В настоящее время здесь они раскрыты гораздо полнее, чем в других центрах Северного Причерноморья.

В 1794 г. академик П. С. Паллас установил точное местонахождение Ольвии . Однако, систематические археологические исследования здесь начались гораздо позднее, они проводились, в основном тремя поколениями ученых: вначале под руководством Б. В. Фармаковского (1902 – 1926) и затем Ученого совета, потом учеников Б. В. Фармаковского – Л. М. Славина (Киев), А. Н. Карасева и Е. И. Леви (Ленинград) – (1936 – 1971 гг., экcпедиция ЛОИА АН СССР- до 1974 г.), сейчас здесь работает современная генерация исследователей под руководством С. Д. Крыжицкого (1972 – настоящее время).

Конкретные задачи полевых исследований на каждом этапе изучения Ольвии были различны, однако их объединяли плановость, систематичность, единая методика полевых работ, основы которой были заложены еще Б. В. Фармаковским, а также преемственность и тематическая завершенность.

Результаты работ под руководством Б. В. Фармаковского регулярно публиковались в “Отчетах Императорской археологической комиссии”, “Известиях Императорской археологической комиссии”, позднее -“Сообщениях ГАИМК”. Мы перечислим только основные объекты, которые были раскопаны в то время. Это прежде всего оборонительные сооружения города: северные городские ворота IV-III вв. до н.э., фрагменты северной, северо-восточной и западной стен цитадели римского времени, а также богатые жилые кварталы в южной части Нижнего города (участок НГФ), в центральной части Верхнего города (участок АГД); сооружения I-III вв.н.э. на территории цитадели. Были исследованы также различные участки некрополя от архаического до римского времени, в том числе два монументальных сооружения – каменные склепы Зевсова кургана и кургана Еврисивия и Ареты второй половины II в. н.э. Все это позволило установить северную и западную границы городища и его цитадели, проследить конструкции оборонительных стен эллинистического и римского времени, получить представление о богатых жилых домах эллинистической Ольвии, выяснить общий характер погребальных памятников.

На втором этапе (1936-1971-73 гг.) работы в Ольвии проводились в основном учеными из Киева и Ленинграда. Вначале археологические исследования возглавлял Л. М. Славин (Киев), затем экспедиция разделилась на киевскую – во главе с Л. М. Славиным, и ленинградскую – во главе с А. Н. Карасевым и Е. И. Леви. Раскопки этих лет также получили достаточное отражение в научной литературе . Их основными результатами стали открытие теменоса Аполлона Дельфиния и агоры с окружавшими ее зданиями, здания суда, жилых домов V-II вв. до н.э. в Центральном квартале, на участках АГД, И, НГ. В Нижнем городе были также выявлены две куртины и башня оборонительной стены римской Ольвии, а также остатки жилых и хозяйственных построек этого времени. Проводились работы на территории цитадели, где исследовались здание претория, металлообрабатывающая мастерская, фрагмент северной стены цитадели и остатки перистильного жилого дома возле нее. На некрополе Ольвии открывали в основном погребения классического и эллинистического времени.

В итоге были получены важнейшие сведения по различным аспектам жизни города, его истории и культуры. Однако при этом возникла диспропорция в степени изученности как различных частей города, так и этапов его жизни.

Нами приводятся основные итоги работ третьего этапа систематического изучения Ольвии, который начался для Ольвийской экспедиции Института археологии НАН Украины с 1972 г. и продолжается по настоящее время. Работы экспедиции ЛОИА АН СССР проводились с конца 70-х до начала 90-х годов в незначительных масштабах под руководством В. И. Денисовой. Ольвийская экспедиция Института археологии НАН Украины работала в следующем основном составе: член-корреспондент, доктор архитектуры, профессор С. Д. Крыжицкий (1972 – 1994 гг. – начальник экспедиции, с 1995 – научный руководитель), руководители работ на участках: к.и.н. В. В. Крапивина (1982 – 1994 – зам. начальника экспедиции, с 1995 г. – начальник экспедиции), д.и.н. А. С. Русяева, к.и.н. Н. А. Лейпунская, к.и.н. Ю. И. Козуб, к.и.н. Т. Л. Самойлова, к.и.н. А. В. Буйских (с 1985 г. – заместитель начальника экспедиции), В. И. Назарчук, к.и.н. П. Д. Диатроптов, к.и.н. В. А. Папанова.

Этот этап характеризует наибольший за все время изучения Ольвии объем публикаций: порядка 30 монографий и сборников статей, а также огромное количество отдельных статей и публикаций в различных изданиях.

Работы были подчинены целям изучения исторической топографии города и исследования наименее изученных участков Ольвии. Отсюда, опираясь на уже накопленные ранее нашими предшественниками материалы, были поставлены и конкретные задачи: раскопки архаических и классических напластований в различных частях Ольвии, исследование Западного теменоса (участок АГД) и слоев первых веков нашей эры на центральной возвышенности Верхнего города (участок Р-19) и в юго-восточной части цитадели (участок Р-25); поиск западных ворот города, исследование северо-западной части Верхнего города (участок С-3), проведение доследования центрального квартала и разведки с последующими раскопками в террасной части (участки Т-1, Т-2, Т-3) и в северной части Нижнего города (участки НГСС, НГСЮ); проведение подводных исследований в затопленной части Ольвии. Кроме того, были продолжены раскопки некрополя первых веков нашей эры, VI-III вв. до н.э., а также предместья V-IV вв. до н.э. Следует отметить, что работы последних полутора десятков лет направлены в основном на проведение охранных раскопок с последующей консервацией и частичной реставрацией раскрытых строительных остатков. Это обусловило то, что основными объектами работ экспедиции стали участки НГСС и Р-25, расположенные в наиболее разрушаемых эрозией и оползневыми процессами зонах Ольвии. Следует отметить значительное усиление за последние годы отрицательного воздействия на памятник антропогенного фактора, прежде всего кладоискательских работ. Более всего грабительским раскопкам подвергались северо-восточная и юго-западная части ольвийского некрополя, что обусловило проведение здесь срочных археологических исследований.

Описание раскопанных участков приводится нами с севера на юг, вначале по Верхнему городу, затем по террасной части и Нижнему городу.

Участок С-З (руководители работ – С. Д. Крыжицкий, С. Н. Мазарати) был заложен в северо-западной части Верхнего города, ранее профессионально практически не исследовавшейся. Здесь располагалась лишь серия траншей И. Е. Забелина, результаты раскопок которых неизвестны.

В ходе проведенных работ было установлено, что эта территория начала застраиваться сырцово-каменными жилыми домами не позднее V в. до н.э. Здесь были также обнаружены траншеи от выборок стен большого здания, в засыпи которого найдены небольшая известняковая головка грифона, значительное количество фрагментов архитектурной терракоты V-IV вв. до н.э., часть базы колонны ионического ордера малоазийского типа. Все эти детали принадлежали ордерному сооружению. Расположение подобного здания в наиболее удаленной и относительно изолированной от центра части города недалеко от северных ворот несколько необычно. Если вспомнить легенду о гибели скифского вождя Скила [Геродот, IV, 78-79], не исключено, что именно здесь мог находиться его дворец, упоминаемый в рассказе Геродота. В IV-III вв. до н.э. здесь ведется обычное жилищное строительство. Во II – первой половине I вв. до н.э. район постепенно становится пустырем, где позднее появляются небольшие круглые в плане гончарные печи. Среди находок особый интерес представляет расписная терракотовая скульптура с поясным изображением Коры-Персефоны III в. до н.э. местного производства .

Участок АГД (руководитель работ – А. С. Русяева, заместитель -П. Д. Диатроптов) – находится в северной половине Верхнего города у Главной продольной улицы. Раскапывался с 1926 г. Работы были продолжены к западу и югу от открытых Б. В. Фармаковским и Ф. М. Штительман строительных остатков. Раскопки на этой территории представили значительный интерес в связи с открытием здесь, во-первых, нескольких десятков землянок и полуземлянок, в основном середины – второй половины VI в. до н.э., которые безусловно принадлежали греческим переселенцам, и, во-вторых, Западного теменоса Ольвии – наиболее раннего в Северном Причерноморье.

Землянки и полуземлянки Ольвии, которые были открыты также на других раскапывавшихся участках Верхнего города (Р-25, Восточный теменос, Центральный квартал, Западные ворота), а в 1995 г. – и в Нижнем городе (НГСС), были однокамерными, в подавляющем большинстве прямоугольными, изредка круглыми в плане структурами, площадью чаще всего 6-14 кв. м при заглублении в материк на 0,4-0,6?1,5-1,7 м . Наземные части полуземлянок делались из сырцовых кирпичей. В жилищах сохранились остатки очагов, иногда невысокие, вырезанные в лессе площадки, которые выполняли функции столов. Полы глинобитные, в стенах вырезаны ниши. Сопровождающий материал – обломки амфор VI в. до н.э. Хиоса, Самоса и др. ионийских центров, фрагменты родосско-ионийской, коринфской, клазоменской, самосской, хиоской, аттической посуды, сероглиняной керамики. Процент лепной посуды незначителен.

В дальнейшем – в начале V в. до н.э. – землянки и полуземлянки прекратили свое существование и на их место частично распространился теменос, частично расположились наземные жилые постройки. Характерно, что первоначально землянки соседствовали с постройками самого раннего Западного теменоса Ольвии, возникшего во второй четверти VI в. до н.э. Наиболее ранними культами здесь являлись культ Аполлона Врача и Матери богов , позднее также почитались Гермес, Афродита, Диоскуры, Афина, Деметра, Дионис. Братьям Диоскурам – Кастору и Полидевку – покровителям и защитникам мореплавателей – в качестве вотивных даров подносились каменные якоря местного производства. Это еще раз подтверждает то, что сами ольвиополиты занимались морским делом и морской торговлей.

На западном теменосе открыты остатки около тридцати каменных алтарей различной конструкции, выполненных из местного ракушечника, среди них один ступенчатый, остатки портика аттического ордера, восточная и западная ограды теменоса, ограда участка внутри теменоса со своим пропилоном, траншеи от выборок стен наиболее раннего из известных нам в Северном Причерноморье среди найденных in situ каменных храмов последней четверти VI в. до н.э. На территории теменоса было обнаружено также большое количество ботросов, уникальный комплекс полихромной архитектурной терракоты ионического ордера архаического времени , большой каменный акротерий и две базы колонн ионического ордера малоазийского типа. В целом здесь было найдено относительно много скульптуры, как привозной – из мрамора, так и местной – из ракушечного известняка. Особо отметим небольшие мраморные статуи Аполлона и Матери богов, древнейшие в Северном Причерноморье рельефы из местного ракушечника с изображениями Матери богов.

В ходе работ на участке выяснилось, что главная продольная улица имеет направление несколько в сторону от северных ворот города, раскопанных Б. В. Фармаковским, и тем самым ставит под сомнение предложенную им реконструкцию планировки ворот.

Участок “Западные ворота” (руководитель – Н. А. Лейпунская) находится к западу от Центрального квартала. В результате проведенных здесь раскопок открыты остатки оборонительных стен V в. до н.э. из необработанных камней. Возможно, именно эти оборонительные стены упоминаются в рассказе Геродота о Скиле. Выявлены также стены из сырцового кирпича, построенные в первой половине IV в. до н.э.: слоевые основания двух прямоугольных в плане башен, размерами 14,5х14,0 м и 15,7х16,6 м и двух куртин, толщиной около 4,5 м, а также остатки каменных кладок стен эллинистического времени. Это позволило предложить примерную графическую реконструкцию данного комплекса, связываемого с Западными городскими воротами . Он представлял собой уступчатую в плане стену, состоявшую из двух примыкавших друг к другу куртин, фланкированных двумя башнями. Отметим также, что слои пожарища, перекрывшие остатки оборонительных сооружений из сырцового кирпича первой половины IV в. до н.э., позволяют предположительно связывать гибель сырцовых стен с осадой Ольвии Зопирионом, полководцем Александра Македонского, о котором упоминает Макробий.

Одной из уникальных для Северного Причерноморья находок, сделанных при проведении этих работ, явился мраморный фуст колонны ионического ордера . Здесь же открыты остатки водостока V в. до н.э. треугольного сечения из тщательно обработанных известняковых плит. Он отводил воду за пределы городских стен в Заячью балку. Аналогичный водосток был открыт под вымосткой главной продольной улицы Верхнего города в районе Восточного теменоса Ольвии. Он отводил воду с теменоса в специальный накопитель, откуда она шла за пределы города.

Участок “Центральный квартал” (руководители работ – вначале Л. М. Славин, затем – Н. А. Лейпунская). Раскопки здесь были начаты еще в 1956 году Л. М. Славиным. С 1972 г. Н. А. Лейпунской здесь были проведены доследования . Квартал раскрыт полностью, имеет пятиугольную конфигурацию, площадь около 3000 кв. м. Кроме двух домов торгового, и, очевидно, административного, назначения здесь в эллинистическое время находилось не менее десяти близких по размерам жилых домов. Большинство из них, как и на других участках Ольвии, имело жилые и хозяйственные подвалы. Жилые подвалы характеризуются наличием очагов и соответствующего бытового сопровождающего материала. Это еще раз доказывает ошибочность интерпретации М.-С. Элльманн ольвийских подвалов как складов . При доследовании здесь были обнаружены позднеархаические полуземлянки, остатки наземных домов V в. до н.э., вымосток и стен построек хозяйственного предместья I-II вв. до н.э. Среди находок отметим керамический рельеф эллинистического времени с изображением сцены похищения Эвридики .

Участок Р-19 (руководители работ – С. Д. Крыжицкий, В. В. Крапивина, А. И. Кудренко) находится на центральной возвышенности Верхнего города. Здесь раскрыты остатки жилых домов II-III вв.н.э., помещение с винодельней этого же времени . Установлено, что застройка склона Заячьей балки во II-III вв.н.э. проводилась террасами , которые перекрыли остатки башни и развал оборонительной стены III-I вв. до н.э. Развал содержал большое количество архитектурных деталей ионического ордера из местного ракушечного известняка и несколько постаментов от статуй божествам с посвящениями Аполлону Дельфинию, Зевсу Элевтерию, Зевсу Олимпийскому и Всем Богам. Они, вероятно, были взяты для укрепления оборонительных линий города после разборки храмов Восточного теменоса Ольвии во второй половине II в. до н.э. Эта стена была разрушена в середине I в. до н.э. в результате нашествия на город гетов под предводительством Буребисты . Ниже развала выявлены слои городской мусорной свалки V-II вв. до н.э. В центральной части раскопа были раскрыты остатки ордерного здания эллинистического времени.

Участок Р-25 (руководители работ – В. В. Крапивина, А. В. Буйских) – расположен в юго-восточной части Верхнего города Ольвии, вдоль склона к лиману, на территории римской цитадели . Здесь исследовались прежде всего культурные слои I-IV вв. н.э. Наиболее ранний из них – I – первая половина II вв. н.э. – представлен портиком дорического ордера, хозяйственными ямами и остатками металлообрабатывающих мастерских с сырцовыми стенами на верхней и нижней террасах, винодельней на нижней террасе.

Во второй половине II в. н.э., с появлением в Ольвии римского гарнизона и строительством в южной части Верхнего города цитадели, территория раскапываемого участка подверглась нивелировке и перепланировке, террасы на склоне расширяются и укрепляются. Раскрыта подпорная стена террасы, сложенная в основном из крупных известняковых плит. Сохранились ступеньки, которые вели с верхней террасы на нижнюю. На нижней террасе возводится оборонительная стена с башней, прослеживаемая в длину более, чем на 100 м. Ее обнаружение помогло уточнить палеогеографическую ситуацию и отказаться от мнения К. К. Шилика о том, что Верхний город Ольвии значительно простирался к востоку, в сторону лимана. Древняя граница склона была близка современной.

На нижней террасе к северу от оборонительной башни располагался жилой дом, вероятно, двухэтажный, а к юго-западу от башни – металлообрабатывающие мастерские. На верхней террасе раскрыты два жилых дома значительной площади, с обычным для Ольвии равнозначно-параллельным принципом планировки, которые были разделены переулком. Особый интерес представляет один из них, располагавшийся к югу от переулка и имевший домашнее святилище. Оно размещалось в большом помещении над хозяйственным подвалом. Здесь были найдены остатки архитектурного декора, мраморные статуэтки – голова Афродиты, небольшая герма с изображением Гермеса, небольшой мраморный постамент с посвящением Гераклеона, сына Евсебия Матери богов, а также фрагменты курильниц. Имя дедиканта на постаменте скорее всего принадлежало хозяину дома.

В слое III в.н.э. выявлены два слоя пожарищ и разрушений. Они свидетельствуют о том, что Ольвия дважды подвергалась в III в. разгромам, которые реальнее всего связывать с так называемыми “скифскими” или “готскими” войнами .

Впервые в Ольвии на широкой площади раскрыт слой конца III – третьей четверти IV вв.н.э. Выявлены полностью или частично остатки нескольких жилых домов значительной площади, два прямоугольных алтаря, улица, переулок, металлообрабатывающие мастерские, ряд хозяйственных ям, гончарная печь. В целом следует отметить античный облик материальной культуры Ольвии в это время.

Строительные остатки более ранних периодов в целом немногочисленны, что, очевидно, объясняется активной застройкой этой части Ольвии в первые века нашей эры. От классического и эллинистического времени сохранилось несколько помещений и хозяйственных ям. Особо следует отметить остатки, по-видимому, храма IV в. до н.э. Он располагался на возвышенности, параллельно лиману, фасадом на юг. Судя по найденным на участке архитектурным деталям, мог иметь четырехколонный портик дорического ордера. Наиболее ранние строительные остатки на участке относятся к архаическому времени. Они представлены восемью землянками и полутора десятками хозяйственных ям, в основном датирующихся серединой VI – первой четвертью V вв. до н.э. Встречаются также фрагменты керамики второй четверти VI в. до н.э., позволяющие предполагать возможность заселения Ольвии именно с южной части Верхнего города. Среди вещевых находок, кроме указанных выше, особо следует отметить мраморную статуэтку Афродиты, фрагменты мраморной скульптуры орла II-III вв.н.э., большую терракоту Деметры III в. до н.э. местного производства, фрагмент декрета первой половины IV в. до н.э. в честь боспорских правителей – Сатира и Левкона , надпись агораномов первой половины II в.н.э., надгробную эпитафию архаического времени на известняковой плите, фрагменты мраморной плитки с изображением фракийского всадника и латинской надписью, в соответствии с которой в Ольвии впервые фиксируется пребывание I Киликийской когорты.

В 1998 г. проводились работы в северо-западной части цитадели Ольвии, на склоне Заячьей балки в районе репера 21 (руководители – В. В. Крапивина, В. В. Крутилов). Они были обусловлены необходимостью исследования винодельни, один из резервуаров которой был частично раскрыт и разрушен грабителями. Винодельня выявлена практически полностью, датируется второй половиной II – первой половиной III вв. н.э. Она относится к известному типу виноделен с тремя давильными площадками и тремя резервуарами для стока сусла. Средняя площадка имела плиту рычажно-винтового пресса. В цемянке прослежены пазы от деревянных конструкций, с помощью которых регулировался сток сусла в резервуары. Стоки были вырезаны в известняковых плитах, имели фигурную форму .

Были также проведены разведочные раскопки в террасной части города с целью поиска ольвийского театра, который упоминается в надписях (участки Т-1, Т-2, Т-3, руководители – С. Д. Крыжицкий, В. И. Назарчук). Они позволили установить, что в том месте, где по предположению А. Н. Карасева, должен был находиться театр, еще в античное время произошел оползень. Особый интерес представляет раскоп Т-3. Впервые в террасной части раскрываются остатки богатого жилого дома III-II вв. до н.э. Он имел мощенный каменными плитами двор, глубокий подвал, связанный, вероятно, с мукомольным производством. Стены помещений верхнего этажа были украшены разноцветной штукатуркой. Согласно найденного тут наговора на свинцовой пластине, он принадлежал гражданину Артимидору. Условия залегания остатков здания позволяют относить его сооружение к реконструкции города после разрушения его войсками Зопириона. Дом прекратил свое существование около середины II в. до н.э. вследствие природной катастрофы, возможно, землетрясения. Ниже него были выявлены остатки наземного сырцово-каменного жилого дома позднеархаического времени (так называемый дом колониста). В I-IV вв. н.э. здесь располагалось производственно-хозяйственное предместье, от которого раскрыты несколько печей и хозяйственные постройки.

В Нижнем городе работы проводились в двух местах – в центре Нижнего города (участок НГСЮ) и в северной части, возле предполагаемого местонахождения северной оборонительной стены Нижнего города (участок НГСС).

Участок НГСЮ (руководитель работ – Н. А. Лейпунская). Здесь было установлено практически полное отсутствие строительных остатков вплоть до уровня слоя III-II вв. до н.э., т.е. на всю глубину раскопа. Только в юго-восточной и западной частях были открыты остатки стен небольших подвалов. Остальная территория раскопа на глубину до 3,0-3,5 м от уровня современной дневной поверхности представляла собой слои наплыва со склонов террасной части города, затем шли горизонтальные слои конца IV – начала III вв. до н.э., ниже участок не раскапывался. Учитывая значительные размеры раскопа (около 200 кв. м), есть основания предполагать, что в IV в. до н.э. здесь находилась свободная незастроенная территория, возможно, еще одна агора.

Участок НГСС (руководители – Н. А. Лейпунская, Т. Л. Самойлова) расположен на месте раскопов 1930 г. – “НР” вдоль береговой линии северной части Нижнего города Ольвии. Здесь выявлено несколько древних оползневых трещин, представляющих несомненную угрозу для культурного слоя городища. В соответствии с заключением геологов, строительные остатки с целью сохранения должны быть максимально освобождены от напластований земли. В результате проведенных работ раскрыты четыре жилых квартала с остатками десятка домов, трех улиц и трех переулков. Основной массив застройки, в котором прослеживается не менее пяти строительных периодов, относится к середине IV – середине II вв. до н.э. Выявлены следы пожарища, скорее всего связанного с осадой Ольвии войсками Зопириона. Планировочная сетка улиц повернута примерно на 15 градусов относительно жилых кварталов Нижнего города, располагающихся южнее, что еще раз подтверждает высказанное ранее мнение о том, что Ольвия не имела единого регулярного прямоугольного типа плана . Ширина улиц этого времени составляет 1,8-3,0 м, они имели водостоки. Жилые дома были, по-видимому, безордерными, типичной греческой схемы, площадью до 200 кв. м. Поскольку жилые кварталы примыкали непосредственно к северной оборонительной стене Нижнего города, отметим находку надписи II в. до н.э., в которой содержится посвящение оборонительной стены Деметре, Коре, Плутону и Демосу .

В конце III в. до н.э., когда эта территория была плотно застроена жилыми домами, произошел оползень. После катастрофы район был покинут жителями. Деформированные остатки стен, подвалов, наземных сооружений были перекрыты наплывом земли с территории террасной части. Только по прошествии не менее полувека на образовавшемся наплыве началось новое жилищное строительство.

В 1995 г. в южной части участка впервые в Нижнем городе была открыта землянка позднеархаического времени. До сих пор считалось, что заселение этой части Ольвии началось не ранее классического времени.

В первые века нашей эры эта территория находилась далеко за пределами оборонительных стен Нижнего города Ольвии римского времени. На развалинах эллинистических жилых кварталов здесь появились различные постройки хозяйственного назначения. Отсутствие материалов I в.н.э. дает основания считать, что данный район в состав хозяйственного предместья входил, скорее всего, во II – IV вв.н.э.

В ходе раскопок получен богатый вещевой материал: керамика, терракоты, изделия из металла, кости, монеты. Особо следует отметить впервые найденный в слое статер Эминака и мраморную скульптуру сидящей женщины, вероятно, одной из муз, украшавших ольвийский театр .

С 1971 по 1977 гг. в Ольвии, в части города, затопленной водами Бугского лимана, проводились подводные исследования (руководитель работ – С. Д. Крыжицкий). В их задачи входило детальное обследование затопленной территории и разведочные раскопки с целью изучения археологической топографии и стратиграфии этого района, выявление и нанесение на план остатков наиболее крупных объектов, их характеристика. Были обследованы (обмеры, шурфовка) ранее известные скопления камней: “пристань”, развалы северных стен эллинистического и римского времени, скопление камней возле участка НГ -“площадка”, проведено визуальное обследование затопленной части Ольвии в целом. Открыты два новых значительных объекта – так называемые “амфорные поля”. Выяснилось, что за ольвийским мысом культурный слой под водой отсутствует. Объект “пристань” – развал камня в основном привозных пород, размерами в плане 83х24-33 м, толщиной до 0,8-1,0 м – образовался в результате разрушения, скорее всего оборонительного комплекса эллинистического времени. “Площадка” являлась остатками оборонительного комплекса первых веков нашей эры, скорее всего, городских ворот. Есть основания предполагать, что под наиболее массивными развалами камней сохранился непереотложенный культурный слой. Наибольший интерес представляют так называемые “амфорные поля”. На первом “амфорном поле” амфоры датируются временем от конца VI в. до н.э. по II-III вв.н.э. Более 70% сосудов относится к IV в. до н.э., около 7% – к первым векам нашей эры. По-видимому, здесь находились припортовые склады, где в подвалах хранилось большое количество амфор (в ходе шурфовки обнаружен развал обработанных прямоугольных плит и блоков – остатки каменных кладок, скоре всего, подвальных помещений). На втором “амфорном поле”, расположенном севернее, преобладает материал первых веков н.э., встречается также керамика IV в.н.э.

Результаты, полученные в ходе подводных исследований, позволили предложить реконструкцию восточных границ Нижнего города, наметить примерное местоположение старого рыбного рынка, упоминаемого в декрете в честь Протогена [IРЕ, I(2), №32], и зону припортовых складов. Среди находок заслуживают упоминания каменный кнехт и две каменные заготовки для изготовления надгробных стел.

Основные работы на территории некрополя были сосредоточены на доследовании предместья Ольвии V-IV вв. до н.э. и раскрытии погребений эллинистического времени и первых веков н.э. (руководитель работ – Ю. И. Козуб, заместитель – В. А. Папанова). В ходе этих исследований были установлены примерные размеры предместья, исследована его земляночная застройка, жилые, хозяйственные и культовые комплексы. Оно интенсивно функционировало до середины IV в. до н.э., когда население его, скорее всего, влилось в состав жителей города .

Позднее здесь располагалась городская свалка, остатки каких-то каменных сооружений. Была выявлена огромная яма, где были убиты и погребены свыше 50 человек, что могло быть связано с осадой Ольвии войсками Зопириона. С конца II в. до н.э. по III в.н.э. эта территория входила в состав ольвийского некрополя . Здесь было раскопано около полусотни погребений, в том числе, вырезанных в лессе склепов. Склепы характеризуются наличием обычно прямоугольной погребальной камеры и наклонного дромоса, чаще с вырезанными в материке ступеньками, один из склепов имел остатки росписи красной краской. В последние годы здесь выявлены две надгробные плиты с латинскими надписями, появление которых безусловно связано с римскими войсками в Ольвии.

Были проведены также работы в северо-западной и юго-западной части некрополя, а также к северу от Ольвии. В первом случае (руководитель работ – С. Д. Крыжицкий, заместители – С. А. Липавский, В. А. Папанова) было открыто, несмотря на большую площадь раскопов, всего несколько погребений эллинистического времени. В юго-западной части (руководитель работ – С. Д. Крыжицкий, заместитель – В. А. Папанова) практически на границе некрополя был выявлен участок, весьма плотно насыщенный погребениями (открыто несколько десятков могил конца V – начала III вв. до н.э.) достаточно зажиточных граждан Ольвии. Часть из них – с амфорными закладами. Прослежена одна из древних дорог.

К северу от Ольвии (руководитель – С. Д. Крыжицкий, заместители – В. А. Папанова, В. И. Назарчук) были обнаружены погребения V-IV вв. до н.э. Следует отметить, что раскопки некрополя широкими площадями позволили выявить значительное количество культовых сооружений и тризн, найдено несколько свернутых свинцовых пластин, вероятно с наговорами. Как всегда получен богатый сопровождающий материал хорошей сохранности – амфоры разного времени и центров, бальзамарии, лекифы, канфары, килики, бронзовые изделия, сосуды из стекла и стеклянной пасты, бусы, украшения и т.д.

Таковы краткие результаты работ Ольвийской экспедиции Института археологии Национальной Академии наук Украины за последние четверть века. Более подробное их освещение и результаты кабинетных исследований, базирующихся, в значительной степени на результатах описанной полевой практики, содержатся в специальных публикациях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>